Спектакль «Представь себе…» посвящается памяти ДЖОНА ЛЕННОНА

Театр «Дивнi люди» представляет

26 апреля ждем Вас на  спектакле «Представь себе»

Спектакль «Представь себе…» посвящается памяти Выдающегося человека, исполнителя и композитора, борца за мир. 
Человека, жизнь которого вдохновила целое поколение и изменила мир. 
ДЖОН ЛЕННОН!!! 

Сам великий музыкант прожил только 40 лет, но его музыка переживет поколения и будет освещать мир вечно.

ЖИВОЙ ЗВУК

Группа «Альбион»

ГДЕ: Киев, Дом Архитектора, ул. Бориса Гринченко, 7 (метро Крещатик, Майдан Незалежности, Золотые ворота)
ДАТА: 26 апреля 2013 начало 19:00
ЦЕНА: 40,50,70 грн.

КУПИТЬ БИЛЕТЫ: http://dyvni.com.ua/theatrezakaz

Фестиваль актуального українського театру

У Домі освіти та культури «Майстер Клас» продовжується  Міжнародний фестиваль актуального українського театру.

Фестиваль проходить з ініціативи відомого режисера і легенди українського театру 80-х — Олега Ліпцина, за підтримки Молодого театру.

Головне завдання і мета фестивалю — показати маловідомі сторони сучасного українського мистецтва в контексті і в складі світового художнього процесу, поза офіціозу і формальних інститутів, що розвивається вільно через індивідуальне життя і творчість художників, що народилися і сформувалися в Україні.

У програмі заходу передбачаються покази вистав із США, Франції, Росії, України, проведення низки творчих вечорів акторів, режисерів, музикантів і поетів, організація виставок сценографії та графіки театральних художників, майстер-класи для молодих акторів, демонстрація можливостей комп’ютерних технологій в сучасному театрі.

Дивитися розклад заходів фестивалю

Реалити-мюзикл «Силикон»

Молодые герои спектакля находятся в состоянии личностного кризиса перед лицом взрослого мира фальшивых ценностей. Таким образом, основная тема — вечная проблема отцов и детей. Само название мюзикла «Силикон» звучит провокативно. Молодежь в одном мифологическом образе (силикон, кремний) невольно связывает воедино две идеи: сексуальную революцию и виртуальную — в сознании, связанную с искусственным миром компьютеров. Возникает некий слово-симулякр, иллюзорный фантом, который обозначает псевдореальность, притягивающую и отталкивающую одновременно. Тем самым создается неправомерная мифологема о единстве этих двух идей, о фатальном безумии виртуальных технологий и иррациональной извращенности человеческой природы. Хотя понятно, что греховная извращенность существовала и до всяких технологий.

Одна из сцен спектакля показывает Митю и Нору на каталках-лестницах, которые по мысли режиссера означают «искореженность» мира, соответственно и душ тоже. Они общаются по ноутбуку в социальных сетях и поют прекрасную песню о своей любви, основываясь на анонимных виртуальных образах. «Звёзды обвенчают нас», общая их мечта — «остаться вдвоем». По мюзиклу это наиболее симпатичные чувства героев на фоне остальных (наркомана Дуримара, потребителя Мажора, отца хакера-педофила, несовершеннолетней стриптизерши Иры, рэперов-учителей). Но эта любовь также несовершенна, виртуальна, «силиконна» по основному замыслу мюзикла. Эти чувства, которые надо хранить по замыслу, подвергаются самым жестоким и бесчеловечным испытаниям (наркорекламе, подкупу, высмеиванию (фарс с загсом), педофилии, отчаянию и суициду).

Дуримар пристает к Норе и, будучи отвергнутым, продает свое отношение к Норе Мажору, богатому сынку за тысячу евро. Казалось бы, вот она мечта — красивый Мажор с двумя охранниками, десятки подарков спускаются сверху на сцену в красивых ленточках. Он поет на русско-английском: «Будь моя… всё будет в бриллиантах… вилла, феррари, бутик в Париже». Нора по чистоте сердца отвергает его: «Отвали по-хорошему, лучше не мучай!». Фраза Мажора «дура силиконовая» стала сакраментальной и названием многих постановок. Обидное прозвище белой вороны Норы вызывает жалость и горечь.

Тема бракосочетания подается в обычной форме гротеска-китча. Безумная регистратор брака объявляет СМС-голосование о желании Мити и Норы к браку. Варианты голосования: они готовы, но не хотят (вариант победил единогласно); они хотят, но не готовы; они не готовы и не хотят. Ответ странный, поскольку исходя из песен Мити и Норы, скорее вытекает второй вариант.

В начале и конце мюзикла лейтмотивом звучит песня в энергично-утверждающем танцевальном ритме со словами: «Делай что хочешь, свободны мы навсегда, всё теперь разрешено, весь мир у наших ног». Этот яркий миф «свободы от всего» явно проигрывает припеву: слова «мы в монастырь» обозначают не исконно русское движение души к покаянию в уединенной келье, к очищению ее от страстей, а скорее, к ностальгии по старой школьной жизни с ее ограничениями и строгим уставом. Объединяет артистов и зал — не обновленное покаянное чувство в театральном катарсисе, а жизнеутверждающий гротеск — делай что хочешь!

Брак представляется как некое безумство. Единственная в мюзикле семья — Мити — неполная. Отец-хакер вызывает у Мити чувство эдипова комплекса — ревности-мести. Мама Мити, истеричка с красивым голосом, постоянно унижает отца при сыне («бабник», «баобаб»). Вся ситуация в семье психопатическая. Отец приходит к Мите и главным вопросом жизни считает, есть ли у него девушка. Попыткой сближения с сыном служит совместная лирическая песня о раскрепощении в отношениях с девушками. Каким-то образом он узнает телефон Норы и поет ей на протяжении мюзикла три-четыре сладострастных песни, обозначая ведущую тему мюзикла — педофилию. Маньяк-отец легко овладевает Норой после очередной совместной песни о деревьях в парке, используя эпатажность и алкоголь. Мотив безумия становится уже не зашифрованным, а кричащим. Не выдерживает психологического давления и позора Митя, у него попытка суицида. Ангелы на катафалке (профанация смерти и сакральных символов) вывозят его со сцены, потом он странным образом воскресает. В финальной части он просто кричит, бьет отца, соблазнившего Нору, у него бред («деревья тоже умеют разговаривать»). Нора, доведенная до безумства страстью к старику с его иллюзией настоящего, тоже делает попытку суицида. Апологию безумия венчает учительница, которая сходит с ума: «Мир не адекватен, страшно рожать на этой земле, наш безумный мир». Открытым остается ее вопрос: «А кто адекватен на этой страшной земле?». Учителя-рэперы, внешне и внутренне в мюзикле уподобившиеся уродцам детям, явно не адекватны.

В финале — символическая сцена: Нора и Митя за ноутбуком вновь стремятся к своей заветной мечте — быть вместе. «Звёзды обвенчают нас», земля в этом смысле потеряла всякую сакральность и связать их не может. Реализация высоких чувств в обществе невозможна, только в паутине Интернета. Становится грустно и обидно. А «высокое» общество детей-взрослых поет финальную песню о «мире у наших ног, делай что хочешь, мы молоды и нам повезет!».

Так возникает ощущение провальной пустоты чувств, вызванных спектаклем-китчем. Подлинного катарсиса, очищения, не происходит в силу нечеткости, неубедительности истинных ценностей и яркой экзальтации, эстетизации ложных ценностей. Тема одиночества приводит главных героев не к активному социальному сопротивлению и строительству подлинных межличностных отношений, а к пассивной виртуальной мечте. Конфликт поколений показывается гротескно, взгляды учителей и учеников в целом совпадают по линии ложных ценностей. Жить и рожать в таком обществе явное безумие. Надежда на подлинную любовь как главный смысл мюзикла связана с таким количеством искушений, которое явно без Бога преодолеть невозможно. Но христианской отсылки к такой сакральной высоте чувств в мюзикле нет. Наоборот, есть ее тонкая профанация (сцены с монахами-инквизиторами, ангелами смерти). Возникают вопросы к авторам мюзикла. Как решить проблему одиночества, если нет Бога и нравственных ориентиров у главных положительных героев. Как преодолеть пошлость, если нет чистоты души.

Создатели спектакля делали ставки на молодое поколение зрителей, считая, что именно они оценят столь аморальную откровенность. На премьере и последующих показах была в основном учащаяся молодежь, в том числе студенты ОГУ. В целом полезная идея мюзикла — развенчать ложные формы любви и преодолеть одиночество — была так «красиво» реализована, что эффект оказался, мягко сказать, противоположный. Вместо того чтобы поднять студенческую молодежь к осмыслению столь сложной темы, авторы мюзикла спустились до эстетизации человеческих страстей в угоду массовому зрителю.

Необычный для оренбургской сцены спектакль стал резонансным событием в культурной жизни города. Отзывы о нем разноречивы. Немало и тех, кто считает, что спектакль содержит попытку поразмышлять на серьезную тему.

http://urbngero.com/event

«Силикон» — довольно популярный спектакль: он был написан в Екатеринбурге, и постановка нашей музкомедии — далеко не первая его версия. Главные герои спектакля отражают архетипы персонажей школьной жизни, точнее то, какими их видят взрослые. Строгое следование шаблонам есть главная проблема спектакля. Загляните в любой класс, любую университетскую группу, и вы увидите среди обычных ребят несколько ярких персонажей, и они всегда будут отличаться от привычных стереотипов: «если учится хорошо, значит, не встречается с девочками», «он дрался, курил, он сидел на заборе», «этот парень из села, значит, он валенок» и т. д. Разрыв шаблона и погружение в real life — вот чего мы ждем от потенциально интересного спектакля. А получаем немного из классической древнегреческой трагедии о семейных отношениях, немного из комедии положений с перепутанными плохими и хорошими ребятами, ну и icq в качестве средства общения и завязывания главной интриги.

… Рождения в Оренбурге театральной Гай Германики пока не состоялось. «Силикон» может понравиться школьникам (скорее, средних классов) и их родителям, но вряд ли будет тепло принят прогрессивной и думающей молодежью. При этом мы однозначно респектуем театру музыкальной комедии за эксперименты и крайне рекомендуем сходить на спектакль. Потому что в финале весь зал аплодировал стоя, и довольно долго.

«Оренбургское обозрение», № 11 от 3 апреля 2012 года

Вероятно, мюзикл ждал дня сегодняшнего, поскольку оказался как нельзя более актуальным. На фоне участившихся подростковых суицидов, повальной эпидемии, имя которой Сеть, отчужденности молодого поколения, привыкшего общаться смайликами с экранами своих буков, «Силикон» звучит как крик «Опомнитесь!».

Втягиваясь в виртуальный мир, дети теряют живую связь не только со сверстниками, но и с родителями. А последних злит отчужденность потомства. И возникает конфликт.

Так же как и авторы пьесы, режиссер Радченко вывел на первый план проблему одиночества, но рассмотрел ее более развернуто. Одиночество вообще. Ярко выражена в постановке вечная тема отцов и детей. Только сегодня она — острее, злее, жестче. Потому что мир такой. Слишком много вокруг безразличия. А спасти от безразличия может только любовь…

«Южный Урал», № 27 от 12 апреля 2012 года, «Время отличать эрзац от жизни»

Новый спектакль претендует стать не просто экспериментом ради очередного пополнения театральной афиши, но своеобразным прорывом за привычный формат жанра, цель которого — по-настоящему актуальный репертуар.

Каждое молодое поколение начинает жизненный путь, не оглядываясь на предшественников, и потому переживает свои драмы и решает проблемы по-своему. А если это начало приходится на время и место действия, еще не остывшее от недавних общественных потрясений, сравнимых с глобальными тектоническими сдвигами в земной коре, то без крушения судеб и вовсе не обойтись… Главные герои — уже не девчонки и мальчишки, но еще не девушки и юноши. Взрослеющие по ускоренной программе всеобуча от мировой сети информационных коммуникаций, они бравируют абсолютно раскованными манерами, в которых четко просматривается подражание теле- и кинокумирам, мнимым героям с их жестокостью, лицемерием, цинизмом, прочими явными и скрытыми пороками. «Мы подросли!» — поют подростки, сбившись в дерзкую толпу, похожую на клыкастую стаю молодых волков или живой сгусток отрицательно заряженной энергии. Массовая сцена в начале первого действия звучит как камертон и одновременно как вызов, даже угроза: берегитесь, пока улица со своими нравами пробилась только на сцену, но она всё чаще норовит захлестнуть всю нашу жизнь, низвергнуть все прежние постулаты и табу…

Двое подростков с их виртуальной любовью выглядят неким маргинальным меньшинством. Они на распутье: одной ногой остались в предыдущей эпохе, потому что сохранили переданный генами прежних поколений романтизм, другой — в той самой жесткой реальности, от которой они прячутся в мире искусственном, потому что не знают, как этой реальности противостоять. Коварный интернет-посредник заманивает их в такую западню, что современные Ромео и Джульетта едва не погибают. И всё же, в отличие от большинства ровесников, да и взрослых тоже, именно Митя и Нора способны задуматься о подлинных жизненных ценностях, отличить, как говорят у них в школе, «силикон от органических соединений».

Андрей МИШУЧКОВ, доцент кафедры истории философии, кандидат философских наук